Выбор пути (СИ)

Рейтинг: (4.27)


Вера Чиркова

Княжичи и без его приглашения уже во все глаза рассматривали переплетенные в замысловатые узоры камни выложенной древними мастерами площади и светлые струи переливающегося посредине нее фонтанчика. Площадь окружали яркие навесы из восточных тканей, а неподалеку от фонтанчика стояло небольшое деревянное возвышение, почти такое, на каких любят выступать ярмарочные лицедеи. Только выглядело оно намного изящнее, дороже и удобнее. Да и устилать ярмарочные сцены дорогими коврами никто ещё не додумался и резных перил вокруг них тоже никогда не делали.

– Идём, посмотрим сверху на склон, – приобняв Весю, потянул ее к краю площадки муж, и она беспрекословно подчинилась.

Лишь бросила на Кастину лукавый взгляд, и получила такой же в ответ, как заверение, что наставница все поняла верно, и не бросит ученицу без присмотра.

– Какая тут красота, – вздохнула целительница через несколько минут, остановившись у замшелого каменного барьера, за которым круто уходил вниз южный склон, – у чародеев лет на сто хватит работы, чтоб вырастить на этих склонах сады, о которых они мечтают.

– Надеюсь, всё у них получится, – согласился князь, с удовольствием вдыхая аромат цветов шиповника, густо разросшегося на всех пологих местечках и в трещинах, – Весенка… ты ничего не хочешь мне сказать?

– А что бы ты хотел услышать, любимый?

– Услышать мне для счастья достаточно и этого слова… а узнать я хотел бы, почему вы все так стараетесь обидеть Дарса. Вроде же он ничего плохого не делает… или я чего-то не знаю?

– Всё ты знаешь, счастье моё, – положив голову на плечо мужа, вздохнула княгиня, – просто пока не примерил этот камзол на себя. Скажи, как по-твоему, так же хорошо все было у нас с тобой, если бы ты меня не полюбил? Женился бы всего лишь по приказу отца? Или… если бы я в тебя не влюбилась, а просто исполнила данное Мариле слово?

– Нет, – крепче стиснул ее Берест, – никогда. Но ведь она его любит?

– Да. Больше жизни. И когда поняла, что Дарса хотят женить на ней без любви, предпочла уйти. Понимаешь… я сначала сочла её слабой, а когда присмотрелась, поняла, в этой девочке есть главное, что мне дорого в людях, честность и доброта. Мила ведь могла получить Дарса… и очень многие девушки на её месте этим бы воспользовались. А она хочет ему счастья… потому-то не пожелала взять этот дар княгини Доренеи, а оставила Дарсу возможность свободно искать свою любовь. И сейчас тоже не желает принимать подачки, ведь скоропалительное сватовство Дарса для нее именно милостыня. Он ее пока не любит, ты и сам это понимаешь. Пожалел девчонку, или решил отблагодарить за доброту, а может, просто счел подходящей для себя невестой, это не важно. Хуже, что Даренс не догадывается, как оскорбляет и обижает его попытка поступить великодушно гордую душу Мелании. Оттого-то она и старается держаться подальше… как ты помнишь, наш кузен умеет быть очень настойчивым, когда примет какое-то решение.

Некоторое время Берест молча о чём-то думал, всматриваясь в бескрайние воды Ойрета и нежно поглаживая жену по плечу, потом огорчённо вздохнул и признал:

– Ты права, любимая. Но ведь Дарс старается… и постепенно рассмотрит ее и полюбит.

– Может быть когда-нибудь и рассмотрит, – невесело улыбнулась Веся, – а ты представь, каково это, день за днем смотреть на любимого, принимать его ласки и знать, что ты для него просто женщина… одна из сотен, какие могли бы быть на твоем месте?! Помнишь… как ты догонял нас под Турой? Меня уже тянуло к тебе… но пока я не увидала в твоих глазах тревогу и боль… в душе словно стена стояла. А в тот миг рухнула… и я отчётливо поняла, что пойду за тобой хоть на Ойрет, хоть в восточные ханства.

– Счастье моё… солнышко незакатное… – задохнулся князь, расслышав в признании жены истинную правду, и осыпал её лицо жаркими поцелуями, – я, видимо, и впрямь плохо в подобном разбираюсь, но может… нужно ему подсказать? Намекнуть хоть словечком?

– Кастина уже намекнула… чтоб не спешил так, дескать, скоро толпа куниц приедет, будет из кого выбирать.

– Ну?

– И он согласился. Даже как будто обрадовался… вот и бережём её, даже хотим на пару деньков тут оставить, Бенресе на обучение. Ведь у девчонки дар предвидения. Да и вообще ей полезно найти себе дело по сердцу, вышивание, как я поняла, она уже ненавидит.

– Вот оно как… ну тогда я больше не стану вмешиваться. И раз ты не против, поеду на совет. И Дарса возьму… пусть немного охолонет.

– Мне конечно понятно, – едко заявил неподалеку голос Ольсена, – что вам сейчас не до меня, и не до праздника, но совесть у вас есть? Там уже по столам угощенье расставили, запахи просто сокрушительные. Да и Феодорис прибыл.

– Уже идём, – усмехнулся Берест, поворачиваясь к прадеду, – неужели никого помоложе не нашлось, за нами послать?

– Почему не нашлось? Тут полно фантомов… и все юные. Но разговаривать не умеют. И спрашивать тоже.

– Тебе интересно, о чём мы говорили? – прищурился князь, – могу сказать. Мы решили, что мне нужно ехать с Феодорисом на совет, только пока не выбрали, кого взять с собой, тебя или Дарса.

– Возьми его, – тотчас определился алхимик, – у нас ребенок. Кастине одной трудно.

– Так может лучше ей помощницу подыскать?

– Не хочет, – сразу помрачнел дед, – потому решено, езжайте с Даренсом. Я и сам это хотел предложить… да опоздал. А теперь идём к столу… не хочу я речь племянника пропустить.

Глава двенадцатая

Ольсен провёл их к одному из тех шатров, откуда было лучше всего видно иллюзорное здание храма и Берест с Весей обнаружили там Кастину и княжичей, уже устроившихся на удобных, мягких стульях. А вскоре новоявленные князь с княгиней тоже сидели на оставленных им местах и рассматривали изобилующий самыми изысканными блюдами стол. Ради своего истового желания сделать этот праздник самым необычным и запоминающимся чародеи не пожалели ничего, и достали из своих запасов все редкие яства, диковинные плоды и драгоценные бальзамы и вина.

Просто невозможно было устоять и хотя бы не попробовать все те кушанья, какие Веся любила и о каких только слышала. Несмотря на то, что отец всегда старался побаловать детей и жен и заказывал купцам чужеземные редкости всего того, чем сегодня угощали собратьев чародеи, не мог достать и он.

А затем Феодорис действительно сказал речь, но очень короткую. Напомнил всем, сколько лет они ждали этого счастливого дня, поздравил с победой, очень загадочно намекнул на грядущие изменения в законах цитадели, и предложил сначала выпить по кубку вина или медовухи и перекусить. Судя по его довольному виду и лукавому взгляду, после ужина чародеев ждало нечто особое.

– Про клан сокола он почему-то смолчал… – недовольно буркнул Ансерт, смакуя редчайшее вино из снежной ягоды, – неужели боится?

27
Загрузка...

Жанры

Загрузка...