Почем фунт лиха

Автор: Людмила Милевская

Год издания: Не указан





Рейтинг: (3.5)

Добавлено: 01.01.2016

Богатство не всегда бывает благом, оно может обернуться и бедой. Именно это и случилось с писательницей Соней Мархалевой, получившей большое наследство. Ее пытались похитить, бросить под поезд метро, отравить любимым ореховым ликером. Устав бояться. Соня отбросила страх и решила во что бы то ни стало найти неуловимого убийцу. Вывод, к которому она пришла, ужаснул ее. Соня уверена — она знает, кто стоит за этими покушениями!..

Оглавление

ВМЕСТО ПРОЛОГА

История эта невероятна, страшна и отвратительна, но все же я расскажу ее, расскажу, как умею, не сгущая краски на грустном и оставляя смешное. Мне, простой русской женщине, предстоит еще жить в моей стране, а потому смеяться там, где обычно плачут, — единственный выход из любых положений.

Глава 1

— «Смерть бродит близко, совсем близко. Вот-вот она зловеще постучит в наши двери, войдет в наши дома», — громко прочитала я и вопросительно взглянула на Артура: мол, ну как тебе цитатка.

Артур с видом человека, способного оценить любую умную мысль, энергично закивал головой.

— Именно, — сказал он. — Пока обыватели надеются на то, что некая черная сила благополучно перестреляет всех бизнесменов, ворюг и политиканов, сила эта вполне может заинтересоваться самими обывателями. А если даже и не черная сила, так сами обыватели способны уже на всякое. Без содрогания поубивают друг друга. Легкая нажива — дело соблазнительное, а жизнь человека теперь ломаного гроша не стоит. Таковы нравы нашего времени, — философски заключил он, почесывая под мышкой.

Я не совсем поняла, к какой группе населения относит себя Артур, но явно не к обывательской. К более солидным людям — бизнесменам, приватизаторам и политикам — отнести его можно лишь на носилках. К культурным слоям тоже. Интеллигенция капитулировала. Да и в той среде он был бы чужой. И вообще: какими-то несовременными категориями я мыслю.

В общем, я причислила Артура к среднему классу, эмоционально одобрила его комментарий и с удовольствием продолжила:

— «Мы живем под знаком смерти. Наш век прошел под знаком смерти».

— Очень точно, — позевывая, подтвердил Артур. Я видела его абсолютную искренность и полное со мной согласие. Однако минутой позже он до обидного быстро переменил свое мнение. Узнав, что черпаю я столь значительные мысли из собственных записей, Артур огорчился и разочарованно протянул:

— Ну-у, дорогая, не хочу тебя расстраивать, но чушь ты несешь несусветную, да еще и с патетикой. Как только пришло тебе в голову тащить всю эту заумь на страницы своего романа?

Учитывая, что страницы моего романа были исписаны подобной «заумью» сплошь, от корки до корки, я взбеленилась и совсем уже собралась одернуть этого нахала, этого зазнайку и невежу. Мне было что ему сказать, но меня остановил телефонный звонок. Звонила добрая соседка.

— Чего она хотела? — лениво поинтересовался Артур, после того как я повесила трубку.

— Чтобы ты полил цветник и набрал в ванну вода, — сердито ответила я.

— То есть? — не понял Артур.

— А то и есть, что через час отключат воду на три дня, а полы в библиотеке не мыты, на кухне гора посуды, сад не полит, дождя не предвидится.

— Гора посуды стоит неделю, а воду отключат всего на три дня…

Я вскипела, потому что вовсе не собиралась прощать ему высказываний насчет романа.

— Отправляйся в сад, если не хочешь мыть посуду и полы, — прикрикнула я, и Артур покорно отправился поливать цветы.

Как настоящий мужчина, он всегда выбирал самую легкую и приятную работу.

Я же, подхватив ведро, резво помчалась в библиотеку. Подоткнув подол, засновала по комнате, размышляя со шваброй в руках.

«Разве это справедливо, — думала я, пытаясь просунуть мокрую тряпку между тумбочкой и колонной, — любой вздор, прочитанный в газете, приобретает значимость и смысл, в то время как из уст человека близкого сама истина звучит как глупость и ерунда…»

Должна сказать, что в библиотеке, комнате необъятных размеров, жутко скрипучие полы. Я этого хотела, и я же сто раз пожалела о содеянной глупости. Нет, ну как прав был половых дел мастер, когда упирался и не хотел делать брак. Теперь эти полы скрипят так, что все добрые соседи знают, дома я или нет.

Так вот, мою полы и вдруг слышу скрип у себя за спиной.

— Артур, ты почему бросил сад? — строго говорю я, выжимая тряпку и набрасывая ее на швабру, но ответа не слышу.

Поворачиваюсь… и обнаруживаю, что в комнате, кроме меня, нет никого.

«Полы скрипели только по направлению ко мне, обратно они не скрипели», — подумала я, испытывая легкий озноб и некоторое шевеление волос.

На несколько секунд я замерла, прислушиваясь и не решаясь сдвинуться с места. Из сада доносился жизнерадостный вой Артура.

— «А я бамбук, пустой бамбук, я московский простой бамбук», — сообщал он моим добрым соседям.

Как же надо орать, чтобы я услышала о том, какой он пустой, даже в библиотеке! И кто внушил бедняге, что он имеет право петь?

Однако тошнотворный голос Артура придал мне уверенности, и я решила вернуться к своему занятию, но очень скоро вновь услышала скрип. На этот раз скрип удалялся. Я замерла, прислушиваясь к бешено колотящемуся сердцу. Ужас схватил меня и не отпускал. Однако каким жалким и несущественным оказался этот испуг в сравнении с дальнейшими переживаниями…

Но тогда я ни о чем не подозревала, хотя меня не покидало плохое предчувствие. Во власти страха я хоть и бессмысленно, но все же водила тряпкой по полу, дивясь собственному упрямству. В общем, кое-как прибрав в библиотеке, я выбежала в сад, бросилась на шею Артуру и тут же поделилась впечатлениями.

— Ты форточку открывала? — поинтересовался он, довольно грубо отстраняясь от меня и ни на секунду не прекращая поливать камни и бетонную дорожку вместо голландской розы сорта «Бигуль».

— Всегда так делаю, когда поднимаюсь в библиотеку, — ответила я, скрывая обиду на такое равнодушие к чужой беде. — И лей, пожалуйста, на розу, а не на камни. Они-то уж точно не завянут.

— Тогда понятно, откуда скрип, — продолжая поливать камни, с важным видом произнес Артур.

— От ветра?

— Да. Солнце прокалило крышу, крыша прокалила комнату, а свежий ветерок понизил температуру — и полы заскрипели.

— Солнце прокалило твою не очень умную крышу, — зло сказала я и впервые подумала, что Артура пора бросать.

Не так уж он хорош, как я думала раньше, вот и розу мою поливает кое-как, и разглагольствует не о том, и глуп, как все мужчины.

— Пойду погляжу на цветы перед домом, а ты не забудь про гору посуды, — буркнула я и отправилась на улицу.

— Об этом знает любой грамотный человек, — крикнул мне вслед Артур. — Ты физику учила?

— Учила, ну и что? — остановилась я.

— От тепла предметы расширяются, от холода сужаются, иногда со скрипом.

«Как твои мозги», — подумала я, но промолчала. Зачем ранить человека, у него и так горе впереди.

Вот последний раз польет мои розы, помоет посуду и — гуд бай.

— А гора посуды пролетает, через пять минут отключат воду, — радостно сообщил Артур.

«Он что, мысли мои читает? Однако нахал, боже, какой нахал! Бросать, бросать, причем срочно», — укрепилась я в своих мыслях и понеслась с ведром на улицу.

1

Жанры